ДКНБ в Уральске вербует юзеров?


Флешмоб за доступный и свободный в Казахстане Интернет уральские юзеры провели в городском парке им. Кирова 1 июня — в Международный День защиты детей. Акция прошла мирно, но вечером того же дня Дмитрию Щелокову вручили повестку, в которой ему предлагалось явиться в департамент КНБ 2 июня, в конце рабочего дня.

- Дмитрий, как вы считаете, чем был вызван интерес к вашей персоне со стороны департамента Комитета нацбезопасности? Неужели там уже интересуются бумажными корабликами на асфальте?

- 1 июня, за два часа до начала акции в защиту Интернета, мне позвонили из ДКНБ и предложили встретиться. Я отказался, а 2 июня пошел туда уже по повестке. Двое сотрудников ДКНБ, представившиеся работниками отдела по борьбе с терроризмом, сообщили, что хотят побеседовать со мной как со специалистом в сфере интернетовских технологий.

- Конкретно каких, не уточнили?

- Нет, только туманно говорили о каком-то уголовном деле по факту распространения в Астане информации, призывающей к межнациональной розни и терроризму, о сайтах, на которых, как я потом выяснил, публикуются листовки в поддержку Мухтара Джакишева.

- А вы при чем? Совета, что ли, спрашивали?

- Да, так и сказали — опрашивают как специалиста, подчеркнув, что в Казахстане таких специалистов, как я, мало. Я ответил, что не специалист и не знаю о сайтах. В свою очередь спросил их, почему повестка оформлена не по форме. В ней не указано, в качестве кого и по какому делу меня пригласили. Потребовал выдать мне бумагу, где все это объясняется. Они отказались. Тогда я сказал, что подам на них в суд.

- Это возымело действие?

- Нет. Сказали — ну подавай. Честно говоря, я не понял — это была попытка вербовки или попытка запугать меня. То говорили, что я специалист, каких больше нет, то — что не знают, кто я такой, и вообще они терроризмом занимаются. Уточнили, что я опрашиваемый, а не допрашиваемый, но юридический мой статус так и не сформулировали. На всякий случай (смеетсяавт.) сказал им, что вербовать меня бесполезно. Мне ответили, что я сам ситуацию накаляю, можно было встретиться не в КНБ, а около нового центрального фонтана.

- Романтично. И что вы ответили?

- Что это слишком уж смахивает на классические сюжеты о разведчиках — вербовать у фонтана на лавочке. А они ответили, что я слишком много читал советской литературы.

- Вы часто проводите в Уральске флешмобы, при чем тут все-таки терроризм?

- Не знаю. На всякий случай высказал свое мнение: мол, терроризма в Казахстане нет, они сами выдумали эту проблему, чтобы бороться с мнимой угрозой. На что один из сотрудников возразил: а как же бороды? Я ответил: мусульмане выглядят как мусульмане, и ничего более. Ну, и раз они так настаивали, предложил им: если нужно экспертное заключение, напишите мне официальное письмо. Хотя я не специалист, а просто известен в Уральске благодаря своей борьбе за свободу слова в Интернете.

- Вы впервые попали в поле зрения сотрудников ДКНБ?

- В начале 2001 года меня обвинили в оскорблении президента. Не знаю, заводилось ли тогда уголовное дело. Но обыск был. Кстати, они сделали вид, что и про этот инцидент ничего не знают, как, впрочем, повторюсь, и про мою общественную деятельность. Интересно, что когда я выходил из кабинета, меня встретил следователь, который вел мое дело в 2001 году. Очень постарел, он тогда, кажется, майором был.

- Чем же закончился ваш вчерашний разговор с представителями отдела ДКНБ ЗКО по борьбе с терроризмом?

- Они просто стали собираться, а напоследок сказали, что я неадекватный. Ну, а мне ничего не оставалось, кроме как посоветовать им учиться разговаривать с нормальными гражданами, а не вести «собеседования» по шаблону, как они ведут беседы с теми, кто привык их бояться.