К. Ткаченко: «Ленинский призыв хотел строить своё мужицкое царство — по правде и совести»


Омский блогер-тартаровед К. Ткаченко поделился со своими читателями в «Живом Журнале» размышлениями по прочтении книг историка Александра Пыжикова.

Об этом сообщает Москов постскриптум

Он в частности обратил внимание на занижение числа старообрядцев в царской России и перекинул плавный мостик к тому, как марксизм трансформировался в СССР при Сталине.

— Почему надо знать РЕАЛЬНУЮ историю? Потому что она избавляет от косяков в настоящем и в будущем.

Попытаюсь объяснить популярно на одном примере.

Одна из составляющих теории Александра Владимировича Пыжикова о прошлом России состояла в недооценке фактора настоящей численности старообрядцев.

Официальная история исходила из отчетов РПЦ, в коих общая численность старообрядцев не превышала двух процентов от окормляемых «русских» — великороссов, малороссов и белорусов. Такое количество людей, нелояльных официальному культу и находящихся под прессингом властей, в общем было невелико и не могло оказать воздействие на социальные процессы. Даже если прибавить к ним сектантов, то все равно подавляющее большинство населения России находилось в поле правительственной пропаганды смирения и верности царю-батюшке, от них невозможно было ожидать проявления недовольства (а в российском боголепии мутят воду всякие нигилисты-разночинцы!).

Товарищ Пыжиков обращал внимание на массу свидетельств вполне ответственных и компетентных товарищей о том, что эта статистика в ряде мест была неверна, что там, где власти числили население в твердой вере, на самом деле большинство или все поголовно якобы воцерковленных (как сейчас выражаются) не участвовали в таинствах, церковь не посещали и старались держаться подальше от священников и исправников.

При этом большинство старообрядцев были беспоповцами, то есть в принципе не признававшими церковную иерархию (даже со своими старообрядческими иерархами). Иначе говоря — на протяжении десяти поколений жившими без внешних авторитетов, своими общинами с выборными вождями, со своим взглядом на мир, весьма отличным от навязываемого церковью и государством. В комплекте с этим взглядом шло своё представление о христианстве, согласно которому Царствие Божие надо строить сперва на земле, по правде и совести, а уж потом надеяться на райские кущи. Христос, вишь, посреде нас, с нами, а не где-то на небе…

Отталкиваясь от иных фактов, далее Александр Владимирович рассматривал историю России исходя из предположения, что старообрядцы всё-таки составляли значительную часть населения, которая находилась в противоречии с государством и что такая ситуация дала неизбежные последствия — в социальном взрыве русских революций и в построении большевистского государства.

Действительно, если исходить из принятой версии торжества официального православия в деле идеологической обработки населения, события 1905 и 1917 годов невероятны. Сначала тишь да гладь, беззаветная вера в царя-батюшку на Святой Руси, потом — бац! — и картина мгновенно меняется на противоположную: народ-богоносец сносит церкви и убивает помазанника Божьего. Можно, конечно, привычно сослаться на жидомасонов, вот только происходило это везде, куда даже жидомасоны отродясь не забирались.

Вот это первое следствие незнания РЕАЛЬНОЙ истории. Как видно, статистика врала ещё тогда ради создания картины, угодной начальству, и это дорого обошлось тем, кто в неё верил.

Например, для Николая Второго, который, в сущности был примерным христианином (но плохим политиком, за что и поплатился). Христианином в церковном смысле, отчего он совершенно не представлял психологию значительной части своих подданных, и совершенно напрасно верил в их лояльность перед царем и страх перед Богом. Старообрядцы считали российского царя антихристом, губителем Руси, а к церковному Богу относились как к пустому месту — Бог у них был свой, мужицкий, в церквях не сидящий. Копившаяся столетиями ненависть за утеснения и разорения своей страны дала свои плоды — они снесли ненавистную им царскую власть, когда получили оружие в Первой мировой и почуяли слабину. Самые упорные и последовательные большевики вышли из этих фанатичных угрюмых старообрядцев.

Следующими на грабли ложной истории наступили функционеры РКП (б)/ВКП (б). Партия вышла победителем из нескольких гражданских войн — с монархистами, с февралистами, с эсерами и анархистами, наконец, с крестьянами — но первое правительство РСФСР/СССР состояло из интеллигентов, профессиональных революционеров, к тому в значительном числе инородцев. Они знали официальную историю, в которой основная часть населения была тёмной, забитой, слепо следующей за церковью и светской властью — такой, как любила описывать свой народ царская историография. Под этот шаблон они хотели подогнать русский народ, чтобы из этой тёмной массы потом вылепить передовой пролетариат и борцов за всемирную революцию. Мол, народец любит начальство, будет рад исполнить начальственную волю, а вот и новую религию подогнали — догматический марксизм с троицей — Марксом, Энгельсом и Лениным.

Снова оказалось, что дело обстоит не совсем так, как представлялось. Те самые выходцы из старообрядцев, выжившие при царизме, выдержавшие Гражданскую, вовсе не собирались добровольно лезть в хомут новых хозяев. Ленинские призывы влили в партию сотни тысяч новых членов из рабочих и крестьян, которые не понимали курс Коминтерна на мировую революцию и зигзагов политики всяких оппортунистов. Они хотели строить своё мужицкое царство по правде и совести, как мечтали их предки. Неизвестно, почуял ли Сталин в них «своих», сделал ли он на них ставку в политической игре, или эта масса сама выдвинула его своим вождем — в итоге оформился национальный большевизм как союз царя-Сталина, его верной гвардии из бывших старообрядцев и их общей веры в построение царства Божьего на земле.
Сталин учился истории не книгам, а по людям.

Поэтому он оказался сильнее всех своих противников, он верно нащупал в народе ту силу, которая помогла ему победить — сначала коллег по внутрипартийной грызне, потом внешних врагов.

Непонимание своего народа продолжается — ведь историю никто не переписывал и не собирается переделывать, ведь в ней так удобно все разложено с точки зрения власти: вот заботливое начальство, радеющее за народ, а вот глупый и тёмный народ, ждущий отеческой заботы от власти.

Вот с 1991 года на РПЦ возлагается миссия заменить собой партийную идеологию. Под это дело выделяются огромные средства и ресурсы — но спустя тридцать лет, жизнь целого поколения, результат обескураживает. Официальная церковь стала авторитетом для 5-10% русского населения, которое называется воцерковленным и которое действительно строит свою жизнь по канонам посмертного воздаяния за смиренную жизнь перед властью. Остальные вроде бы считают себя православными, но менее всего склонны прислушиваться к увещеваниям РПЦ что в этой жизнь нужно безропотно сносить все то, что выдает «бешеный принтер» в Госдуме, а потом организованно, по спискам, одобренным в «Единой России» идти в рай.

Этот провал в массированной идеологической обработке объясняется самыми разными причинами: то ли наследием проклятого безбожного коммунизма, то ли тлетворным влиянием Запада. Можно много чего ещё придумать… А можно подставить под сомнение фундаментальный постулат постсоветской истории: русский народ издревле ходил под Богом и царем, потом его сбили с верного пути смутьяны-большевики, а сейчас народ с радостью вернется в привычное состояние.

Если брать в оборот версию Пыжикова, то все происходящее вполне закономерно, и должно происходить именно так, а не иначе. Потому что значительно число нынешних россиян являются прямыми потомками тех самых староверов-беспоповцев, которые в рисуемой церковно-царской идиллии никогда не жили и жить не собираются. И вытравить этот менталитет, доставшийся от предков, никак не получится. В церковь они не пойдут, хотя будут считать себя верующими. И власть любить не будут, если она не будет относиться к ним по-человечески.
Вторая ошибка нынешней власти заключается в навязывании чуждого мировоззрения. Если значительное число русских имело свой образ мужицкого царства Божьего на земле, равенства и справедливости, взаимовыручки и национальной гордости — и даже переломало под этот образ импортный марксизм при Сталине — то чего хочет добиться нынешняя либеральная власть? Что потомки этих людей забудут то, что записано на генном уровне у каждого и заложено в общее мировоззрение? Нет, не получится. Что явно демонстрирует нынешняя обстановки отчужденности власти от народа, и реакция народа на те действия, которые народ считает правильными.

Другого народа у меня для вас нет.

И другой истории — тоже. Как бы её не редактировали…


Источник: “https://bk55.ru/news/article/179418/”