Инна Ведерникова: “Месть карабасам. Рада в первом чтении приняла закон об олигархах”


Какие двери собирается отомкнуть Зеленский и на какие сокровища претендует?

Стремительная деолигархизация от Зе! получила закрепление в парламенте: 275 депутатов дали понять, что готовы вручить президенту, уже вооруженному грозной булавой СНБО, ещё и заветный «золотой ключик». Правда, мнения о том, насколько он золотой и вообще от тех ли дверей, за месяц бурных обсуждений законопроекта сильно разошлись. От «смешной бумажки, от которой настоящим олигархам ни холодно, ни жарко», через «единственный, кто не побоялся», до «законного формирования карманного реестра олигархов, который очень нужен вылупляющемуся Наполеону».

Так что, прежде чем депутаты приступят к шлифованию президентского законопроекта ко второму чтению, давайте поймем, что движет Зеленским.

Ручное управление против системы

Министр юстиции Денис Малюська, апологетствуя законопроекту, старался и в студии у Шустера, и на заседании профильного комитета, и в зале парламента. Под аплодисменты «слуг» президента министр радостно презентовал геноцид богачам. Проблема лишь в том, что не только Малюська путает большой бизнес и олигархов: придавить, похоже, собрались и тех, и других.

Народ постебался от души. Ораторы неголосовавших фракций — ОПЗЖ, ЕС, «Батьківщини» и «Голоса» — в буквальном смысле подняли на смех президентский законопроект, счастливая судьба которого, однако, была предрешена. Для тех, кто не следил за ситуацией в зале, сразу сообщу: за законопроект №5599, помимо СН (231 голос), голосовали депутаты и фракции, подконтрольные олигархам. Да-да, «Майбах» Коломойского дал голоса (18) за «гильотину» для своего шефа. Плюс — «Довіра» (18) и и внефракционные (8).

Надо сказать, что испытывающего неудобства и «битого» по крупному экс-владельца «Привата» давно не интересуют местные игрушечные расстановки. Его заботит исключительно Америка. «Но я и её переживу, — уточняет позицию Коломойского наш источник из его окружения. — Закон об олигархах? Я и так давно олигарх, а теперь пускай ещё и Петю помучают».

Но что предлагает закон об олигархах? Да ничего. Ни один реальный олигарх не подпадает под категорию, выписанную в законе. Вот у нас Андрей Веревский или Ринат Ахметов участвуют в политической жизни? Нет, конечно. А влияют? Разумеется, да. Только механизмов, помогающих доказать это, в президентском законопроекте нет.

Ну, занесли тебя решением СНБО в якобы «черный» список, и что? Олигарх, ты не имеешь права финансировать партии! А я, собственно, никогда и не финансировал. Тебе нельзя участвовать в большой приватизации! А что такое большая приватизация? В законах нет такого определения. У тебя есть телеканалы? Так вам Главное научно-экспертное управление (ГНЭУ) аппарата ВРУ написало, что у меня по этому закону ничего забрать нельзя… Ты имеешь ключевой голос в набсоветах госкомпаний? И буду иметь…. Ни одного системного шага, по сути ограничивающего сложившуюся олигархическую модель, в законопроекте нет.

Для юриста SCM, к примеру, действительно не составит труда доказать в суде, что Ринат Ахметов к олигархам никакого отношения не имеет. О чём сам «крупнейший украинский инвестор», собственно, уже публично заявил. Причём поможет хозяину SCM в этом не только «коррумпированный суд», на который списывает свою повышенную СНБО-активность Зе!, а сам закон, написанный рукой гаранта Неконституции.

«Закон должен стать только первым шагом к ликвидации олигархической системы в Украине», — поясняет президентский сайт стратегию Зеленского. Предполагается, что на его основе будут разработаны антитрастовые законы, закон о лоббизме и другие нормативно-правовые акты, которые «переформатируют экономические и общественные отношения в стране». В перечне есть и антимонопольный закон.

На все про все — десять лет? Иначе зачем предлагается таким сроком ограничить действие закона? Хотя у нас есть своя версия: страну стремительно переводят в ручное управление. Заблокированы целые институции и ветви власти, в ходу — только булава СНБО и связка золотых отмычек из кармана собирающегося на второй срок президента.

Аналитики ГНЭУ прямо называют закон неконституционным. И это самый первый вывод в заключении, после которого можно было бы оперативно свернуть дискуссию: Конституция не предусматривает полномочий, которыми наделяет «антиолигархический» закон президента и СНБО. Однако хайп Зеленского на ненависти избирателей к богатым, на что он, собственно, в этом случае и рассчитывает, вообще выводит Конституцию из перечня факторов учитываемых при принятии решений. Вместе с наивными футболками депутатов Степана Хмары и Виктора Шишкина, голосовавших за первую Конституцию 25 лет назад.

Мы не спорим, что Конституция — живой документ, который может уточняться в зависимости от потребностей исторического этапа развития страны. Исправить ошибку, сломав олигархическую модель, которая сковала Украину политически и экономически, — правильный шаг. Но все ли существующие конституционные инструменты уже использованы?

Есть только три чётких критерия, которые могли бы реально помочь президенту справиться с поставленной задачей: монополизм, неправомерная выгода и политическая коррупция. И здесь, помимо десятилетиями атрофированного Антимонопольного комитета Украины (АМКУ), — а его инструменты ключевые в этом кейсе (!), — должен максимально эффективно включиться антикоррупционный блок (САП, НАБУ, ВАКС). Проблема не в названиях, а в реальной борьбе с последствиями существования олигархов и их влияния на экономику и политику.

Однако напомним, что в своём интервью ZN.UA директор НАБУ Артём Сытник заявил, что «не было ни одного случая, чтобы при расследовании коррупции в парламенте не произошел «слив» информации фигурантам». Прежде всего по вертикали правоохранителей и силовиков.

Если бы Зеленский реально хотел сломать олигархию, то он собрал бы мозговой центр, способный обеспечить не только пиар-эффект, но и систему законодательных изменений, а также алгоритм подбора профессиональных кадров для поставленной цели. Нужно расширить полномочия Антимонопольного комитета и антикоррупционного блока? Расширяйте. Но только не имитируйте. Олигархам не страшно, ручное управление всегда подразумевает возможность договориться. В нынешней ситуации олигархов не забивают. Их загоняют.

Кто сверху?

Если для страны мало что при таком раскладе меняется (олигархическая система, по сути, остается), то для Зеленского важно, на чьих условиях будет перезаключен договор. Поэтому ключевая фишка законопроекта — реестр олигархов. Список тринадцати, который уже озвучил секретарь СНБО Алексей Данилов, не закрыт. Это просто красивая чертова дюжина.

Для Зеленского же, по мнению тех, кто был его работодателем, и тех, кто работал под его руководством, — это сатисфакция за унизительные годы корпоративов. Хотя он сам, возможно, этого и не осознает.

Однако те, кто прошел школу шоу-бизнеса, когда налево блюют, а направо этим же ртом, извините, лезут целоваться с селебритиз из телека, — поймут. Все это нужно терпеть. Для того чтобы обеспечить не только себя, но и свою команду. Терпеть панибратство, амикошонство, хамство… Смеяться над плоскими шутками хозяев жизни, пока пан Трофимов не получил чемоданчик с гонораром. Но и потом сильно возмущаться нельзя, потому что второй раз такие щедрые люди не позовут.

Реестр — ознаменование смены поз. Месть за унижение. Слуги превращаются в господ, у которых другие целеполагания. Теперь ничего не нужно будет просить. Сами предложат и сами дадут. И лояльные СМИ. И возможность вовремя купировать появление альтернативы среди кандидатов на пост президента. Но подсознательно это — прежде всего возможность контроля. Ведь все уже поняли, что Зе! — тщеславный человек.

Более того, для Зе!, умеющего снимать электоральные сливки, но абсолютно не понимающего, как строить системы, сегодняшнее голосование и последующее принятие закона в целом позволят следующее:

Во-первых, поставить большую пиар-галочку: он борется с олигархами. Вот никто до него, а он — да! Большинство людей (повторюсь, ментально ненавидящих богатых) съедят закон с удовольствием и скажут: дайте ещё. Рейтинг Зеленского уверенно держится.

Во-вторых, держать политикум на крючке. Норма про декларирование контактов с олигархами — эпическая. Все это можно было бы принять как необходимую или радикальную меру по лечению украинской запущенной ситуации, если бы Зеленский не считал себя человеком, для которого и этот закон не писан. Но вот только очень хочется посмотреть на его отчет о встречах с Веревским, Ермака — с Кауфманом, Шефира — с Ахметовым. Ну, как вариант.

Арахамия как кайфовал в алтайских травах ахметовских бань, так и продолжит. Веревский как был «медоносом» Банковой, так и останется.

В-третьих, «продать» этот антиолигархический кейс западному миру и прежде всего Штатам в канун встречи с Байденом. Финразведки развитых стран о наших олигархах знают не меньше наших спецслужб. А то и больше. Но, тем не менее, крючок, создаваемый появлением реестра, действительно опасен. Реестр — сигнал для нерукоподаваемости. Его можно игнорировать, а при необходимости — использовать. В частности у некоторых могут возникнуть проблемы с выходом на рынки иностранного капитала.

Всего один пример: не так давно один из банков ОАЭ неожиданно заблокировал счета живущего там украинского политика, приближенного к Януковичу времен его первого премьерства. Причина? Прочитали статью десятилетней давности в каком-то издании о том, что их клиент — махровый коррупционер. И это реально ему навредило. А тут целый государственный реестр! На больших рынках, где конкурируют равные из равных, строчка в таком хит-параде может очень дорого строить.

…Однако, если с мотивами президента и рисками его визави все понятно, то со «слугами народа», в едином порыве возродившими монобольшинство, есть вопросы. Депутатская «минималка» в 20 тысяч баксов — железный повод для принятия командных решений? Зеленский хочет побороть политическую коррупцию методами политической коррупции. Ну-ну… От Буратино до Карабаса — всего один шаг.


Источник: “https://oligarh.media/2021/07/02/inna-vedernikova-mest-karabasam-rada-v-pervom-chtenii-prinyala-zakon-ob-oligarhah/”